Путин разрушил модель с одной доминирующей державой

Путин разрушил модель с одной доминирующей державой

Мы, конечно, продолжаем обсуждать поправки в Конституцию, предложенные президентом, и работа над ними идет, хоть и без спешки, но планомерно, если не сказать неумолимо. Напомню, что в новой политической системе России часть полномочий главы государства отойдет Госдуме и Совету Федерации, а президент сможет занимать высший пост в стране не более двух сроков, причем без оговорки "подряд".

При этом, встречаясь с разными коллективами в разных городах России, Владимир Путин получает предложения продлить свои полномочия, но неизменно отвечает "нет", потом — еще раз "нет", а потом — опять "нет". Люди, обращающиеся с такими просьбами, конечно, демократичны по своим убеждениям, современны и вроде как все понимают, но в то же время это как раз тот случай, когда теория оказывается беднее практики. Эмоционально они просят Путина продлить свои полномочия, а рационально Путин им объясняет, что этого не будет. Но в то же время, если и вправду встать на рациональную позицию и оценить достижения и риски, то уж слишком много неизвестного окажется впереди. Даже пугающе неизвестного.

Мы уже говорили о том, как Путин собрал страну и настроил ее внутренний баланс. Теперь — о том, как он держит себя с иностранными коллегами и как изменилось отношение к России.

Мы как-то подзабыли о 90-х и о том, как порой было стыдно за лидера страны. Да и вспоминать не очень приятно. Такие моменты в памяти хочется стереть. Но все же, уж если обернуться назад... Относительно недавно вышла книга мемуаров пресс-секретаря Бориса Ельцина Павла Вощанова. Мы с Павлом были знакомы, я видел, сколь было ему временами непросто.

Сентябрь 1989 года. Ельцин к тому времени — уже очень известный и яркий политик, оппозиционный харизматик. После поста первого секретаря Свердловского обкома побывал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС, председателем Госстроя СССР в ранге союзного министра. И вот избран народным депутатом СССР. Очень амбициозен, популярен и с явной перспективой.

Американцы видят в нем будущего лидера и приглашают на своего рода смотрины — в турне по Штатам — предоставив для внутренних перелетов небольшой персональный самолет. Борис Николаевич согласился с радостью, тем более что до тех пор никогда в Штатах не был.

Америка принимала Ельцина по высшему разряду. Встречи ли даже в Белом доме — с президентом Бушем-старшим, а еще с сенаторами, с Бжезинским и представителями местных властей по стране — от штата к штату.

"От Нью-Йорка до Балтимора лету не более часа, поэтому бутылка опорожняется наспех, без долгих пауз на тосты и разговоры. Шасси ударяются о посадочную полосу. В иллюминатор видно, что маленький аэропорт погружен во тьму, только возле небольшого здания горит несколько фонарей. Туда мы и подкатываем. В нашу сторону направляется довольно большая, человек десять, группа встречающих. На полшага впереди всех — улыбающаяся женщина с большим букетом в руках. То, что происходит далее, — за гранью разумного. Сойдя с трапа и оглядевшись, Ельцин отчего-то вдруг резко разворачивается и шагает в сторону, куда-то за самолет. Вероятно, ему кажется, что в тени его не видно, и стоящие на поле не разглядят, как он, пристроившись за шасси, справляет малую нужду. Но на нашу беду не только видно, но даже слышно. К тому же его выдает ручеек, побежавший из-под самолета в сторону встречающих", — вспоминает в своей книге Павел Вощанов. Далее было еще хуже. Но опустим позорные детали в аэропорту.

А утром в том же Балтиморе Ельцин, будучи вдрабадан, поднялся на трибуну Университета Джонса Хопкинса читать лекцию.

"Программа была расписана на две недели. Тем не менее мимо Балтимора и его университета нельзя было проехать. У вас очень исторически прекрасные традиции. Вы готовите в большей степени гуманитариев, но очень широкого профиля. У вас специалисты знают о нашей стране больше, чем я сам. В общем, я не мог не встретиться с вами", — сказал тогда Ельцин. После в нашей делегации объясняли, что это, мол, усталость и транквилизаторы.

Словом, вспоминать ту поездку горько. Пьянство, наивный восторг в супермаркете, капризы и ляпы. The Washington Post в разделе "Стиль" печатает заметку Пола Хендриксена "Пьяный медведь обнимает капитализм". Я к тому, что такое прошлое как-то хочется стереть. И оно стирается. Хотя это Ельцин в Беловежской пущи ставит свою подпись под развалом СССР, о Крыме в угаре даже и не вспомнив.

За время Ельцина мы японцам чуть не отдали острова — он уже пообещал, бросили Украину и вообще всех партнеров по СНГ. А еще всех бывших союзников, включая Восточную Европу и Кубу. Понятие "национальные интересы" России отсутствовало как категория и как аргумент внутренний и внешний. Армия деградировала. Флот и авиация — тоже. Деградировала система образования и здравоохранения. Вообще трудно сказать, что не деградировало. Тем временем России на Западе аплодировали и ей же мечтали как легкой добычей поживиться. По нам уже линии стали чертить, кому что достанется. Делили, словно тушу разделывали.

Вот с такими картами на руках Путину пришлось начинать. И что сейчас? Территориально Россия не уменьшилась, а увеличилась — Крым вернулся. Хорошо оснащенные Вооруженные силы надежно гарантируют безопасность страны, а на дальних рубежах предотвращают геополитические угрозы.

У России как никогда надежные отношения с Китаем, уверенное взаимодействие с Индией. Инициатива на Ближнем Востоке. И — уникальный на сегодня случай — доверительные контакты с такими разными странами, как Турция и Сирия, Иран и Израиль, Саудовская Аравия и Катар.

В США Россией пугают во внутренних разборках, но так или иначе, а Россия поддерживает глобальный ядерный баланс и не прогибается под какими бы то ни было санкциями.

Меркель в Москву приезжала уже 15 раз, а Макрон не видит будущего Франции и самой Европы без России, о чем откровенно и говорит. С Польшей идет полемика по Второй мировой, но и документально-историческое, и моральное превосходство на нашей стороне. Япония наши острова так и не получила. Отношения с Кубой восстановлены. В Латинской Америке наши позиции тоже сильны. Госпереворот в Венесуэле не прошел. С Африкой отношения вышли на новый уровень, что показал прошлогодний саммит "Россия – Африка" в Сочи. Надежное взаимодействие в ОДКБ. Активна интеграция в рамках Евразийского экономического союза. Координация в рамках ШОС тоже очень важна. Кстати, Путин дал шанс и Украине во главе с Зеленским. Важнейшими остаются союзные отношения с Белоруссией. Всего не перечислишь.

Но ясно, что все — огромная заслуга Путина как политика крупнейшего международного масштаба. Или это само собой? Нет. Стоило России в период, когда Путин был премьером, разок воздержаться в принципиальном голосовании Совбеза ООН по Ливии, как Ливию тут же разбомбили, Каддафи убили — страны не стало. Важный урок. И важный пример для сравнения с Путиным.

А если уж вернуться к стилю, то он всегда предопределен сутью и собственным позиционированием. А тут у Путина все четко и без двусмысленностей. Вот фрагмент интервью немецкому Bild три года назад: "Вы меня спросили: ваш покорный слуга — друг или не друг? Отношения между государствами строятся немножко по-другому, не как отношения между людьми. Я не друг, не невеста и не жених, я — президент Российской Федерации. 146 миллионов человек — у этих людей есть свои интересы, и я обязан их отстаивать. Мы готовы это делать не конфронтационно, мы готовы искать компромиссы, но, конечно, на базе международного права, единообразно всеми понимаемого".

И вот - внимание — вопрос: если Путин упорно говорит "нет" в ответ на просьбы продлить полномочия, то что это означает для нас? Я ничего не хочу сказать. Просто прикинем. Да, сейчас почему-то вспомнилось, как Путин прощается, как он, столкнувшись с хорошо отрежессированной прохладцей во время относительно недавнего саммита "двадцатки" в Австралии, покинул мероприятие раньше времени и, пренебрегая протоколом, быстро уехал в аэропорт. Там он тепло пожал руки полицейским из мотоциклетного эскорта, поднялся по трапу и улетел в Россию.

Вообще в каждом жесте Путина на международной арене и в каждом слове сквозят достоинство и сила морального превосходства России. И сила правды. Как тут не вспомнить выступление в 2007 году на конференции по безопасности в Мюнхене. Там Путин предлагал обеспечить глобальную безопасность через международное право как производное от морально-нравственной базы человечества и убеждал, что другой подход не только аморален, но и не сработает.

"Считаю, что для современного мира однополярная модель не только неприемлема, но и вообще невозможна. И не только потому, что при единоличном лидерстве в современном — именно в современном — мире не будет хватать ни военно-политических, ни экономических ресурсов. Но что еще важнее: сама модель является неработающей, так как в ее основе нет и не может быть морально-нравственной базы современной цивилизации", — заявил российский президент.

Собственно, так и получилось. Однополярная модель рухнула. В США это поняли. Поняли хотя бы потому, что Америке сейчас даже не на кого напасть, чтобы подтвердить свою силу и собственный статус. Вы только посмотрите, везде — от Северной Кореи и Сирии, от Венесуэлы до Ирана — американское военное вмешательство столь рискованно, а военная победа столь неочевидна, что ввязываться просто страшно. Вот и перешли к санкциям, которые объявляют направо и налево. Но и они уже не работают.

Недавно стало известно о новых санкциях США в отношении трех оборонных предприятий России. Но ведь ничего не изменится. Еще объявлено о новых санкциях в отношении Турции, Северной Кореи и Ирана. Но ведь тоже ничего не изменится и здесь. Модель с одной доминирующей державой не работает. Разрушил ее Путин.

Текст: "Вести недели"

Источник: Вести

19:56
58
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Войдите, используя Ваш аккаунт
+ Объявление
VIP объявления
Новые пользователи
Кто онлайн
Admin